Інфо Online
Главная : Гостевая книга : Статьи : Фотогалерея : Поиск                            23883548                          Портал Інфо Online існує — 10 років, 4 міс. та 26 д.
  Верхний блок
 Ткаченко : ВЕТЕРАН МИРА 
Новость от Anatoliy Tkachenko

ВЕТЕРАН МИРА

Когда речь заходит об украинских миротворцах, то в первую очередь вспоминают о нашем контингенте в Ираке. Но задолго до иракской войны, еще в 1992 году, первой спецоперацией наших миротворцев стала боевая командировка в объятую гражданской войной столицу Боснии Сараево. В итоге эта миссия 240-го отдельного специального батальона затянулась на семь лет.

А среди тех, кто оказался в самой первой группе и выполнял сложнейшую миссию в объятом пламенем Сараево в 1992-93 годах, был наш земляк-виничанин, нынче полковник запаса, член Международной полицейской ассоциации Ярослав Иванович Антонюк.

В юности он даже не представлял, что станет военным.

НАША СПРАВКА

В 1992 году с целью способствования политическому урегулированию югославского конфликта и защиты гражданского населения были развернуты силы ООН UNPROFOR - United Nations Protection Forces (Силы Организации Объединенных Наций по охране - СООНО). Генеральный секретарь ООН обратился к руководству Украины с просьбой ввести военный контингент в состав сил ООН в зонах конфликта.

3 июля 1992 года Верховной Радой Украины было принято Постановление № 2538-ХІІ "Об участии батальонов Вооруженных Сил Украины в Миротворческих Силах Организации Объединенных Наций в зонах конфликтов на территории бывшей Югославии".

Вместо «денежного зарубежья» - взрывы и стрельба

К моменту отправки в Боснию за плечами Ярослава было 12 лет службы в армии. Хотя в юности военным он себя совершенно не представлял. Серьезно занимался легкой атлетикой, одной ногой был в составе юношеской сборной Украины, поскольку кумиром в то время для него был легендарный спринтер и высококлассный спортсмен Валерий Борзов. Но родители настаивали на получении более серьезной специальности. В итоге он в 1976 году поступил в Ярославское высшее военное финансовое училище, получив очень редкую в армии специальность армейского интенданта. Таких «банкиров в погонах» был всего взвод на весь бывший СССР. Помотало Ярослава Ивановича по армейским гарнизонам предостаточно – Группа Советских войск в Германии, далекое и холодное Забайкалье, Центральная Группа войск в Чехословакии, Московский и Киевский военные округа. В начале девяностых он с семьей и двумя детьми переехал в Днепропетровск и служил в штабе 6-й гв. танковой армии. Везде он заслужил себе безупречную репутацию, благодаря чему 29 июня 1992 г. решением Военного совета 6-й гв. танковой армии был назначен на должность иотправлен в Сараево в качестве главного финансиста батальона.

В 1992 году миротворчество для нас было абсолютно новым понятием, - вспоминает Ярослав Иванович. – Украина была молодой державой, и ООН предоставил ей возможность заявить о себе путем участия в миротворческой операции в бывшей Югославии. Правда, поговаривали, что для Украины отправка нашего батальона в Сараево была не «великой честью», а отработкой долгов Украины перед ООН… Отдельный 240-й батальон формировали на основе двух дивизий, базировавшихся в пгт. Черкасском и Гвардейском Днепропетровской области. Желающих поехать была масса – из-за новизны такой операции, и, что скрывать, в надежде заработать. В кратчайшие сроки, под непосредственным контролем первых лиц военного ведомства, он был укомплектован людьми и техникой. Многое в нем было ново и необычно: от предназначения батальона и принципа добровольности при подборе кадров до голубых касок и выкрашенных в белый цвет бронетранспортеров. Опыта участия в миротворческих операциях у наших военных не было. Теоретические познания были самые общие.

- Перед вновь формируемым контингентом войск стояли очень важные, серьезные и ответственные задачи, рассказывает Ярослав. Во время формирования батальона я, как начальник финансовой службы, со своей стороны приложил максимум знаний, умений и усилий для того, чтобы организовать и максимально обеспечить финансовую службу батальона всем самым необходимым для ее функционирования и жизнедеятельности. Для последующей работы и службы было собрано несколько больших металлических ящиков с необходимой документацией, руководящими документами, счетной и осветительной техникой, канцелярскими принадлежностями и бумагой. В это же время мною проводились расчеты по денежным аттестатам с военнослужащими, прибывающими во вновь формируемый батальон.

Практика не заставила себя долго ждать. 15 июля два самолета с передовой группой 240-го батальона на борту стартовали с бетонки днепропетровского аэродрома и взяли курс на Боснию. Прилетели в Сараево. С первых минут стало понятно, что попали на войну. Город и аэродром обстреливались. Практически не было таких моментов, чтобы где-то не слышались взрывы и стрельба. Постоянно работали снайперы. Все перемещения по аэродрому - только бегом.

- 21 июля на станциях Вольное и Мелиоративная (Днепропетровская область) была проведена погрузка основных сил и техники на железнодорожные платформы. Два эшелона с техникой и имуществом батальона через территорию Венгрии прибыли к месту разгрузки (станция Панчево в 35 км. от Белграда) 25 июля 1992 года.

- Через два дня после прибытия нашего эшелона с техникой на станцию Панчево, 27 июля 1992 года мы вместе с командиром батальона Владимиром Сидоренко были приглашены на беседу в г. Белград к Генеральному Консулу России в бывшей республике Югославия. В ходе беседы нам была подробно рассказана история конфликта на Балканах, роль Организации Объединенных Наций и предстоящие задачи нашего батальона в урегулировании этого кофликта. Меня, как финансиста, в первую очередь интересовали вопросы финансовой стороны. К сожалению, Консул спецификой этого аспекта не владел и порекомендовал обратиться напрямую к должностным лицам сектора Сараево.

- 28 июля личному составу на руки были выданы оружие, боеприпасы и бронежилеты. После инструктажа, проведенного французскими миротворцами, начался марш батальона к месту дислокации.

- Шли по территории Сербии, продолжает рассказывать Ярослав Иванович. Люди нас приветствовали, на привалах угощали фруктами. Красивейший пейзаж. Все ново, интересно, необычно. Настроение было приподнятое. В Зворнике перешли реку Дрина. Дальше начиналась Босния. Стали спускаться в долину. То, что увидел внизу, вызвало настоящий шок. Деревни в руинах, одни печные трубы торчат. Как в кино о Сталинградской битве. Ни одной живой души вокруг. Вдоль дороги метров на двести лес вырублен - видно, чтобы засады не устраивали...

Казармы Тито были под обстрелом

НАША СПРАВКА

В 1984 году Сараево стал настоящим мировым центром и городом мира — в Югославии прошли 14-е зимние Олимпийские игры.

Сараево — был один из наиболее экономически развитых регионов Боснии и Герцеговины. Экономика Сараево была основана на промышленности и туризме. В городе работали предприятия пищевой, текстильной, автомобильной, фармацевтической и металлообрабатывающей отраслей.

В 1992—1995 гг. во время гражданской войны в Боснии город был осаждён силами боснийских сербов. Осада Сараево широко освещалась международными средствами массовой информации и стала одним из самых значительных событий войны.

- К вечеру 29 июля 1992 года 240-й осб (а это более 400 солдат и офицеров, 95 единиц техники, с оружием, боеприпасами, тыловым имуществом) прибыл в Сараево. В перечень задач батальона входила охрана и обеспечение функционирования аэропорта, сопровождение конвоев с гуманитарной помощью, как в городе, так и в отдаленных районах страны, охрана района своего расположения, обеспечение ремонта систем водо и электроснабжения. Специфической задачей было ведение артиллерийской разведки. Для этого в составе 240-го осб было два АРК-1 - артиллерийских радиолокационных комплекса, предназначенных для разведки огневых позиций и контроля стрельбы артиллерии (пусков ракет) по целям. С помощью АРК должен был осуществляться контроль за выполнением договора о прекращении артиллерийских обстрелов жилых районов Сараево (в ходе выполнения задач АРК были неоднократно обстреляны и со временем выведены из строя).

Через несколько дней после приезда Ярослав Иванович мог возвращаться домой. В цинковом гробу…

Иллюзии о «прибыльной командировке за рубеж» развеялись мгновенно. С первых минут после прибытия в Сараево стало понятно, что война идет самая настоящая. Город и аэродром обстреливались. Практически постоянно слышались взрывы и стрельба. Работали снайперы.

- Первое впечатление было – «рай в аду», говорит Ярослав Антонюк. – Красивейшая природа, шикарные здания и сооружения, которые подтверждали высокий уровень развития и жизни бывшей республики Югославия. Но все это – разбито, разбомблено, города Сараево как такового – нет.

Буквально через два дня после прибытия, в аэропорту была обстреляна позиция артиллерийского комплекса. В тот день мусульмане поставили в непосредственной близости с нашим комплексом свой миномет и открыли огонь по сербам. Сербы открыли ответный огонь, и одна из мин попала в блиндаж расчета АРК. В результате семь человек были тяжело ранены. Старший лейтенант Сергей Топиха умер от ран в госпитале в Германии. Рядовому Карпенко, получившему тяжелое проникающее ранение в голову, во Франкфурте было сделано несколько операций, после чего он был отправлен в Украину. Остальные пятеро военнослужащих прошли лечение во французском военном госпитале в Загребе и продолжили службу.

Несмотря на то, что батальон был абсолютно автономным подразделением: своя кухня, своя баня, своя прачечная, условия, в которых налаживали свой быт украинцы, были весьма далекими от тех, которые все привыкли видеть сейчас. Личному составу украинского спецбатальона было выделено для расквартирования четырехэтажное здание с разрушенным верхним этажом. Это были бывшие казармы имени Тито практически в центре города, в нескольких сотнях метров от линии фронта, где до гражданской войны дислоцировались местные курсанты и военные.

И уже через пару дней после приезда Ярослава Ивановича едва не подстерегала смерть.

Состояние казарм было далеко не в лучшем виде. Крыши строений во многих местах были разбиты от сбрасываемых на них мин и снарядов. Во многих помещениях были проломлены полы и стены, отсутствовали оконные рамы и двери. Для восстановления и приведения помещений в жилое состояние требовались усилия и время.

По прибытии на территорию бывшего военного училища встал вопрос с расквартированием личного состава, техники и имущества, а также выделением помещений для работы всех служб батальона, в том числе финансовой службы.

Чтобы укрыться от снайперов огромные оконные проемы замащивали мешками с песком и обломками мебели, провели кое-какой ремонт помещений, организовали даже комнату отдыха и спортзал. Правда, периодически туда залетали пули во время уличных перестрелок сербов и мусульман. В казармах постоянно находилась только рота обеспечения, взвод артиллерийской разведки и часть первой роты. Остальные подразделения выполняли ежедневные задачи за пределами Сараево: несли службу на блокпостах, доставляли продукты и топливо в заблокированные районы, охраняли и сопровождали конвои, проводили разминирование и антиснайперские мероприятия, собирали разбитые машины.

- Помню свое первое боевое крещение, рассказывает Ярослав Иванович, которое я принял 7-го августа 1992 года во время минометного обстрела наших казарм сербской артиллерией. В это время я со своими товарищами возвращался с хозяйственного двора, на котором подыскивали металлический сейф для сохранности денежной наличности. Этот день запомнился не только мне. Мины, которые сербы сбрасывали на территорию батальона ложились кучно одна рядом с другой в интервале 20-25 метров. Их разрывы были слышны сначала в районе дальних разбитых казарм, а затем их грохот приближался очень быстро. Четвертая мина разорвалась примерно в 20 метрах от меня. В это время мы уже бежали в сторону казармы. Но мины разрывались настолько быстро, что бежать до входной двери в казарму было опасным и абсолютно безсмысленным.

- В тот день по казармам выпустили подряд пятнадцать 45-миллиметровых мин. Деваться некуда и мы залегли под ближайшим деревом. Командир батальона находился рядом в 15 метрах от нас, но мина разорвалась в кроне дерева и осколком ранила его в голову. Восемь человек получили ранения различной степени тяжести. Меня чудом не зацепило. С тех пор 7-е августа мой второй день рождения – говорит Ярослав Иванович.

- Самое парадоксальное в том, что наши позиции постоянно обстреливали наши же братья по православной вере – сербы, рассказывает ветеран Сараево. – Но поскольку мы базировались на контролируемой боснийцами-мусульманами территории, они поначалу видели в нас недругов. Лишь многим позже усилиями командира батальона Владимира Владимировича Сидоренко - ему месяца три пришлось заниматься дипломатией с воюющими сербами и боснийцами - объект 201 (казармы Тито) в конце концов, был вычеркнут с боевых карт всех воюющих сторон. И хотя мины продолжали к нам залетать, - линия фронта рядом, - прицельных обстрелов больше не было...

Но избежать гибели повезло далеко не всем нашим миротворцам…

НАША СПРАВКА

В ходе войны на территории Боснии и Герцеговины погибло около 200 тысяч человек и свыше 2 миллионов стали беженцами. Потери многонациональных сил ООН за это время составили 313 убитых и 1485 раненых. Украинские потери в бывшей Югославии за семь лет миротворчества: 17 убитых и 60 раненых.

Смерть подстерегала за каждым поворотом

Но прекращение обстрела казарм не означало, что украинские миротворцы могли расслабиться. В самом Сараево, вокруг него продолжалась настоящая гражданская война, и смерть подстерегала за каждым поворотом. Украинский блокпост постоянно обстреливался. Но нашим миротворцам был дан приказ: оружие - не применять, передвигаться – только по разминированным дорогам, обозначенным специальными знаками и лентами.

В октябре 1992 года экипаж на бронетранспортере из группы быстрого реагирования заблудился среди развалин и попал на минное поле. Мины были набросаны прямо на асфальте вдоль трамвайных путей, их было хорошо видно, и сержант Василий Лесниченко решил вывести машину. Стал выбираться из люка - обстреляли. Попытались выехать, глядя через триплексы, и зацепили несколько мин. Пулеметчик КПВТ рядовой Александр Марченко погиб сразу - выбросило вместе с башней. У водителя были раздроблены обе ноги - впоследствии их ампутировали. Радисту оторвало ногу. У сержанта было восемь переломов, но он стал вытаскивать из горящего БТРа раненых. Так вот, спас их, рискуя жизнью, серб, дежуривший на наблюдательном пункте. Он сообщил о случившемся в свой штаб, подъехал на легковой машине к минному полю и вывез ребят в сербский госпиталь. Там им оказали первую помощь, а оттуда переправили в ООНовский госпиталь... На двух БТРах подъехали забрать останки нашего товарища. Стали обстреливать. Запросили по радиостанции - и сербы, и мусульмане говорят, что стреляют не они. Подождали немного. Старший – зам.потех батальона подполковник Трясак Николай Григорьевич, «афганец», трое детей, говорит: «Пойду я». Через боковой люк - и пополз... Вынес тело Саши с минного поля...»

На капитане Антонюке Я.И. лежала вдвойне сложная миссия. С одной стороны, он служил в Сараево, как обычный офицер. Вместе с другими военнослужащими подвергался обстрелам, рисковал жизнью. А с другой – на нем лежали и все финансовые вопросы по обеспечению украинского спецбатальона. А это значит, что дважды в месяц приходилось отправляться за немалыми денежными средствами и перевозить их в объятой войной стране.

- Одну такую поездку я запомнил на всю жизнь, вспоминает Ярослав Иванович. Огромную сумму иностранной валюты предстояло доставить из хорватского города Загреба. В октябре 1992 года я в очередной раз вылетел с переводчиком и охраной в г. Загреб для получения денежной наличности. Оперативно решив втечении последующих суток все организационные вопросы в помещении банка и получив наличность мы отправились в аэропорт г. Загреба. Была вторая половина дня. До вылета в Сараево оставалось 25-30 минут. Экипаж нашего Ан-26 к вылету был полностью готов. Ждем. Время прошло быстро, но разрешения на взлет наш экипаж не получает. Тут же поступает известие о том, что минутами ранее при подлете к аэродрому сектора Сараево был сбит ракетами итальянский транспортный самолет С-130 с гуманитарной помощью на борту. Гуманитарная помощь предназначалась для беженцев и пострадавших жителей осажденных городов Боснии и Герцеговины. У нас сразу же возникла жуткая мысль – мы следующие. Я посмотрел на часы, потом на дипломат, в котором лежали порядка 350 тыс. долларов США и со словами «Семи смертям не бывать – одной не миновать» вместе с товарищами направились по взлетному полю к нашему самолету.

Состояние во время полета было крайне подавленным, а особенно было невыносимо жутко и тревожно перед приземлением в аэропорту Сараево. В воздухе отчетливо были слышны выстрелы и грохот артиллерийских орудий. Стреляли все. И сербы и боснийцы, куда угодно и по кому угодно. В илюминаторных окнах самолета сплошное молоко. Видимости практически никакой. По запросу штурмана нашего Ан-26 о метеосводке в районе аэропорта стало известно, что аэродром сектора Сараево был окутан сильнейшим густым туманом. Самолет пришлось садить в условиях крайне плохой видимости, вслепую, наощупь. Но пилоты украинского экипажа были настолько настоящими мастерами летного дела, что в такой экстремальной ситуации выполнили нелегкую задачу и посадили машину на взлетно-посадочную полосу. Это было, если можно так сказать, мое второе боевое крещение.

Трамвай покрасили патриотично

Впрочем, что это мы все о войне да о стрельбе? Ведь основной функцией украинского спецбатальона была мирная, гуманитарная миссия. Когда в Югославии началась гражданская война, США и западная Европа на эту страну наложили жесткое экономическое эмбарго. В Югославию не поступало ни товаров, ни продовольствия. И ежедневной задачей украинских бойцов стало получение гуманитарных грузов (прежде всего - продовольствия) ООН в аэропорту и доставка его во все окрестные с Сараево районы.

Несмотря на тяжелые условия, в которых оказались наши миротворцы, они продолжали выполнять стоящие перед ними задачи. Только за четыре месяца ими уже было проведено более 800 конвоев с гуманитарным грузом. К числу наиболее успешных миротворческих операций батальона можно отнести обеспечение безопасности работы аэропорта, установление демилитаризованной зоны в районе н.п. Жепа, эвакуация 5 тыс. человек во время наступления сербов.

Но продовольствия на всех не хватало.

- Больно было видеть, как страдают и голодают люди, особенно дети, - рассказывает Ярослав Иванович. – Каждое утро на нашем КПП собиралась толпа людей. Показывают на рты и просят: «Дайте есть», на колени падают. Чем могли – помогали, даже делились своим пайком. Отношение и воюющих, и местного населения к нам быстро стало хорошее. Они предупреждали нас об изменении обстановки, о новых минных полях…

Но доставкой пищи дело не ограничивалось. Во время пребывания 240-го осб в г. Сараево и в Боснии и Герцеговине личный состав, кроме выполнения миротворческих заданий, принимал участие в восстановлении и реконструкции больницы и школы, ремонте дорог, линий электропередач и водопроводных сетей, трамвайной линии и трамвая, предоставлении медицинской помощи местному населению. Примечательно, что первый трамвай, который прошел по восстановленной линии был патриотично выкрашен в желто-синий цвет... Но это было уже намного позднее в 1996 году.

В секторе "Сараево", кроме украинцев, пребывали еще представители почти тридцати стран. Наши миротворцы своей стойкостью, ответственностью, неприхотливостью и находчивостью сразу завоевали авторитет среди коллег.

- Все признавали, что именно наш батальон выполнил наибольший объем работ, - добавляет Ярослав Антонюк. Рядом с нами дислоцировался египетский батальон. Лодыри они были страшные. С какой проблемой к ним не обратятся представители местной власти, египтяне все кивают в сторону наших казарм: мол, идите к украинцам. Так мы тянули лямку – и за себя и за тех парней…

Встреча товарищей после прибытия из Панчево.

Одной из боевых задач Антонюка Я.И. стало дело тоже рискованное и «непрофильное». Это был январь 1993 года, вспоминает Ярослав, когда я возвращался в Сараево из краткосрочного отпуска. Десять новых бронетранспортеров были доставлены водушным транспортом с территории Украины в аэропорт г. Белграда. Затем своим ходом техника прибыла Панчево, а оттуда маршем колонна отправилась в Сараево. Помимо самой техники для нужд батальона были доставлены медикаменты, боеприпасы, бронежилеты нового образца, прочее военное и хозяйственное имущество.

Руководил тогда этой операцией подполковник Мирошниченко Александр Сергеевич. Очень грамотный и толковый оперативный офицер, в совершенстве владел сербским, хорватским и болгарским языками. В свое время закончил Бакинское Высшее Общевойсковое Командное училище им. Верховного Совета Азербайджанской ССР (с красным дипломом), а затем Военную Академию имени Георгия Раковского в Народной Республике Болгария с отличием (Академия Варшавского договора). Марш при подъезде к Сараево был не легким, - вокруг постоянная стрельба и взрывы, но благодаря хорошей теоретической и практической подготовке, а также слаженным, четким и правильным действиям эту задачу мы выполнили без потерь и в срок.

 - Моя служба и работа в составе 240 отдельного специального батальона оставила в моей памяти неизгладимые впечатления и переживания. Это был на мой взгляд, самый важный и ответственный период воинской службы в моей жизни, в которой я впервые воочую увидел, что такое вооруженные конфликты некогда братских народов, противостояния на этнической почве, провокации, убитые и раненые, словом что такое локальная война.

- Считаю, что пребывание нашего контингента в такой горячей точке планеты, как Сараево не оставило равнодушным ни одного солдата, прапорщика и офицера. Мы поистине были первыми, кто под эгидой Организации Объединенных Наций прокладывал нелегкую дорогу к миру, дружбе и взаимопониманию враждующих сторон. И горды тем, что именно нам Украина доверила первым представлять лицо нашей страны на мировом уровне. И несмотря на все трудности, с которыми столкнулся наш батальон при исполнении миротворческой деятельности в Боснии и Герцеговине, мы с честью и достоинством исполнили свой патриотический долг перед Родиной.

За проведенные миротворческие операции по поддержанию мира на территории бывшей республики Югославия, в секторе Сараево, Ярослав Иванович Антонюк и его боевые товарищи были награждены бронзовыми медалями Организации Объединенных Наций с вручением именного Сертификата за подписью Командующего сектором Сараево генерала Сатиша Намбияра, а в последствии в соответствии с Законом Украины «Про статус ветеранів війни, гарантії їх соціального захисту» от 22.11.1993 г. №3551-ХІІ отнесены к категориям граждан Украины, которые имеют статус ветеранов войны – участников боевых действий и приобрели право на льготы, установленные законодательством Украины для ветеранов войны – участников боевых действий.

После всех этих полугодовалых событий Ярослав Антонюк понял, что достаточно испытывать судьбу. Пора возвращаться к жене и двум детям…

На Родину он возвратился в 1993 году. И после семи лет службы ушел в запас из Главного Организационно-мобилизационного управления Генерального штаба Вооруженных сил Украины. А о боснийских событиях ему ежедневно напоминают многочисленные награды за эту непростую миссию, в которой Ярослав Антонюк был в ряду первых украинских миротворцев.

Виктор МАРЧЕНКО

- Комментариев пока нет -

Добавить комментарий
  Меню
  Досьє
  Категорії
КПУ
ОПГ
  Корисне
  Вход

Логин:

Пароль:



Регистрация

Забыли пароль?

  Кто на сайте
Администраторы: 0
Пользователи: 0
Гости: 40
Всего: 40

Список пользователей
  Рассылка

Подписаться на рассылку Тестовая тема.
Формат:
Другие рассылки

  Однодумці

  Моя кнопка
Моя кнопка

 

 

Інфо Online Приватний інформаціїно-аналітичний портал
  Vor

Воровской портал

  Опрос
Яку партію підтримуєте?
Ответов: 44
Комментариев: 0
Результаты
Другие опросы
  Важливе

– ТОП-24 Українців

– ДНК портрет НАЦІЇ

– Майдан

– Історія козацтва

– Михаил Красуский

– Западная Украина — Сибирь. Крестный путь: годы 1939 — 1941

– Масове переселення роccіян в Україну після голодомору.

– Геббельс у 1935-му: "Голодомор був" 

– Маркони, Гульельмо а не Попов

– Крах «русского мира»: кризис, гниение, распад

– Конституція Пилипа Орлика

– Правда истории и мифы языкознания)

– Русский оскал. (Видео)

– Голодомор как массовое убийство по этническому признаку

– Розповідь очевидця про комуняцький терор в Україні

– Русские и белорусы никакие не братья, даже не двоюродные

– Нерусский русский язык

– Письмо хана Мамая князю Дмитрию

– Тайны России

– Москва, как много !

– Покушение на Россию

– Россия как она была

  Пошук

ВНИМАНИЕ

Опознаем террористов, сепаратистов уродов

  Русский мир

Русская гордость

"Русский мир"

Русские каратели

Русские в Сирии

Звери Путина

Война 1812 гола

Финская война

Зачистка с. Самашки

Трибунал

Муравьев в Киеве

Операция "Монолит"

Русские планы

Миф о братстве

Покушение на Россию

Обыкновенный фашизм

РПЦ и Сталин

Имя твое — Орда

  Чорний стоматолог

Сімейні традиції

  Гамбіт президента


От Шконки до Хонки
От Хонки до Шконки

  З життя державної еліти
Сайт работает на LinkorCMS Всі права належать Анатолію Ткаченко © 2007 Матеріали сайту є вільними для розповсюдження за умови посилання (для internet-ресурсів - гіперпосилання) на джерело.  
Веб мастер: toliban@meta.ua
Страница сгенерирована за 0.25 сек. и 14 запросов к базе данных ( PHP: 12% БД: 88% )